Татьяна Сорокина: «В «Крылатском» все всегда идут навстречу»

Пресс-служба Фигурное катание

Мама фигуристки  ГБУ «СК «Мегаспорт» Москомспорта Марии Сорокиной Татьяна в прошлом сама спортсменка — занималась лёгкой атлетикой и плаванием, рассказала нашему корреспонденту Динаре Кафискиной о том, почему её дочь после одиночного фигурного катания решила заниматься танцами на льду, о том, как Арсений — партнёр Маши по танцам, стал членом их семьи и многом другом…

— Татьяна, откуда у вашей дочери возникло желание заниматься фигурным катанием или, может, это была ваша инициатива?

— Нет. Маша увлеклась фигурным катанием после того, как в 2014-ом году посмотрела олимпийские игры и попросила меня отдать её в секцию. Когда ребёнок выбрал такой путь, я уточнила, уверена ли она в этом. В ответ услышала, что да.

Некоторые родители заставляют заниматься своих детей, кто-то желает воплотить свои мечты детства. Если бы у меня семь лет назад спросили о том, хочу ли я, чтобы мой ребёнок выбрал фигурное катание, я бы сказала – нет. Я имею ещё медицинское образование, и знаю о том, что этот вид спорта травматичный. В общем, никогда не думала, что это коснётся меня, но коснулось. Ничего не поделать — выбор дочки. Моей задачей было — либо её поддержать, либо нет. Но какой смысл делать ребёнку больно, если я вижу, что у неё есть цель и она к ней стремится.

Плюс ко всему, Мария попала к очень хорошему тренеру Анастасии Агибаловой, которая привила ей любовь к фигурному катанию. Первые два года мы катались ежедневно и по несколько часов индивидуально с учётом того, что в фигурное катание Маша пришла поздно – в 5 лет, соответственно, пришлось нагонять. Потом когда поменялись правила, спортсмен должен был обязательно куда-то быть прикреплён, чтобы выступать на соревнованиях, мы попали в Академию фигурного катания «Ангелы Плющенко».  Спустя полтора года, серьёзно разговаривали с Евгением Викторовичем Плющенко и Олегом Владимировичем  Овсянниковым. Все в один голос сказали, что Марии лучше заниматься танцами. Прыжки ей давались довольно тяжело. 

Доча даже общалась с психологом, который задал ей три простых вопроса: что ей больше всего нравится в фигурном катании — прыгать, скользить или вращаться? Маша выбрала скольжение.

АРСЕНИЙ СТАЛ ЧЛЕНОМ НАШЕЙ СЕМЬИ

— Мне всегда нравились некомандные виды спорта, а два человека — это уже команда. И я  понимала, что такое танцы и как тяжело найти партнёра. На сборах этот вопрос был уже поднят серьёзно. И сложилось всё таким образом… С Арсением — партнёром Марии мы познакомились благодаря его маме — она оказалась подругой моей подруги, — продолжает свой рассказ Татьяна. — Встретились, поговорили и через неделю Арсений из Ижевска переехал жить к нам.

Просматривал тогда ребят Олег Владимирович Овсянников, он нам и посоветовал школу «Крылатское» и именно тренера Олега Геннадьевича Волкова, у которого занимаемся уже два года. У ребят есть своя определённая планка, цель, которую им задаёт наставник, и я  тоже, потому что понимаю — в спорте должна быть мотивация.

Марии скоро исполнится 12 лет, Арсению сейчас — 14. У ребят переходный возраст, сложный сам по себе, но они, как говорится, на одной волне. Я им говорю, что в паре должно быть уважение, объясняю, что, по сути, это их бизнес, в котором принимаются решения абсолютно на одинаковых правах. Ребята это поняли. В общем, главный в паре Арсений. Он командует Марией. Она как девочка уступает и слушает.

— Как родители Арсения отнеслись к вашему предложению, чтобы их сын жил у вас?

— Абсолютно спокойно. У нас ведь есть общая подруга. Мы постоянно с ними на связи.

—  Наверное, это очень хорошо, что ребята вместе не только на льду, но и дома?

— Конечно. Они фактически все время вместе, но всё равно у них есть своя территория и своя комната. Когда нужно уединиться, они это делают. У каждого имеется своё личное пространство.

— А как лично вы привыкали друг к другу?

— Если честно, первые полгода было тяжёловато психологически. У меня есть свои определённые порядки. Арсению пришлось свой порядок менять, подстраиваться. Но потом мы друг к другу привыкли. Сейчас всё нормально.

— Он у вас уже как член семьи…

— Да. У меня же ещё, помимо Маши, есть двое детей: Дарье — 7 лет и Никите — 17. У Арсения с ними тоже полный контакт. Ребята тянутся друг к другу, и есть общие интересы, касаемые спорта. Дарья, например, готовиться к тому, чтобы начать заниматься в «Крылатском» конькобежным видом спорта, а Никита помогает Арсению накачивать мышцы. 

И у Марии с Арсением полное взаимопонимание. Они друг друга поправляют, подбадривают. Даже когда каникулы и хочется погулять, чётко знают, что расслабляться нельзя. Арсений говорит: «Маша, пошли заниматься», и она идёт. Ведь из-за тренировок и выступлений ребята в школе сдают лишь зачёты и экзамены, а обучаются на дому, и всё успевают.

— Лично вы успехами ребят довольны на сегодняшний день?

— Я стараюсь на все турниры ездить, но скажу вам честно, ещё ни разу не видела вживую выступление своего ребёнка. Не выдерживает моё материнское сердце такого накала. Могу смотреть только в записи.

В этом году Мария и Арсений завоёвывали серебряные медали, золотых пока нет. Но проигрыши в любом случае закаляют. Помню, как выступали на соревнованиях в «Крылатском», в обязательных танцах лидировали, а потом вышли, «короны надели», мол, сейчас на «произволке» возьмём 1 место и не получилось. Раньше времени расслабились. Ходили после в слезах, спрашивали, как же так получилось… А я им отвечала: «Да вот так! Тут не посчитал, ту не додержал, тут не докатил»… Вот и результат. Урок им на всю жизнь!

НАМ НРАВИТСЯ В «КРЫЛАТСКОМ» АБСОЛЮТНО ВСЁ

— В целом, ваш выбор перейти заниматься в «Крылатское» был абсолютно правильным.

— Да. Я вообще не жалею ни о чем. А спорт у каждого ребёнка должен быть приоритетом. Смотришь на нынешнюю молодежь и видишь, что у большинства детей в жизни нет цели, а здесь есть – и цель, и стимул, и внутренняя мотивация, и самостоятельность, и ритм жизни, и поведение, и решение каких-то вопросов. Я не могу им что-то советовать. Может — либо тренер либо они сами. У них есть свой  внутренний мир, в котором они живут. И главное, что растут в здоровой атмосфере.

—  Желаете, наверное, чтобы дочка добилась больших высот?

— Мне такой вопрос иногда задают, а я отвечаю философски… А, может, года через три Маша возьмёт и скажет: «Мам, всё! Больше никакого спорта»! Я готова принять любое решение ребёнка. Самое главное то, чего хочет она сама. Пока у неё с Арсением грандиозные планы. Я их поддерживаю, но нельзя сказать, что будет завтра.

Сейчас мы находимся дома на карантине, но Олег Геннадьевич постоянно нам звонит. Иногда проводит онлайн-занятия. В общем, нас никогда не бросает. Помню, была тяжёлая ситуация, когда мы отправились на соревнования, а у Олега Геннадьевича случилось несчастье в семье, и он не смог с нами выехать. Но всё равно всегда был с нами на связи, поддерживал — и разминка, и настрой перед стартом. Большое спасибо! В нынешнее время таких тренеров встретить довольно сложно. И дети очень ценят Олега Геннадьевича. Хватают каждое его слово. Всё, что он говорит, пытаются тут же исполнить.

Мне, вообще, нравится в «Крылатском» абсолютно всё. У каждого из нас есть право выбора. Когда некомфортно, обычно человек встаёт и уходит. Я из таких людей. Но поводов покидать «Крылатское» нет совсем никаких. Очень удобное расписание – не надо на занятия приезжать чересчур рано, отличное отношение персонала, администрации и руководства — всегда все идут навстречу и отвечают на любые вопросы родителей. Редко когда есть такое отношение. Поверьте, мне есть с чем сравнить.

Динара Кафискина