Павел Арефьев: «Попадание в сборную воспринял как сон»

Пресс-служба Конькобежный спорт

Один из лучших конькобежцев ГБУ СК «Мегаспорт» Москомспорта Павел Арефьев в интервью нашему корреспонденту Динаре Кафискиной рассказал о том, как судьба свела его с конькобежным видом спорта, чем ему запомнился прошедший сезон и  почему он не ожидал получить предложение от сборной России. 

— Начиналось всё с хоккея, которым я занялся в шестилетнем возрасте в ЦСКА, куда меня привёл папа. У него была мечта, чтобы сын стал профессиональным хоккеистом. Я отдал этому виду спорта целых семь лет, — вспоминает Павел. — Сначала казалось, что всё складывается отлично – выступал достаточно успешно, завоёвывал кубки, но потом я стал понимать, что мне очень трудно находится в коллективе, что я не командный игрок. Когда надо было действовать в пятёрке, очень трудно приходилось корректировать свои движения и находить общий язык при общении с ребятами — как вне хоккея, так и на поле.

— Удивлена. На мой взгляд, человек ты компанейский.

— Наверное, все эти сложности возникали из-за того, что раньше я был очень скромным. Особенно сталкивался с проблемой, когда переходил из одной команды в другую. До девяти лет я выступал за ЦСКА, затем стал игроком «Крыльев» и после 5 класса улетел в Ханты-Мансийск, где провёл целый год в «Югре». Там были самые лучшие условия, но пришлось контракт разорвать, потому что родители жили в Москве. Я находился от них очень далеко. Скучал.

— Как ты пришёл в конькобежный спорт?

— После того, как решил закончить играть в хоккей, взял год перерыва. Думал о том, какой же вид спорта выбрать. Даже какое-то время вообще не хотел ничем увлекаться. Папа пытался вернуть меня в хоккей. Впрочем, как и сейчас. Хотя ему нравится и конькобежный спорт тоже.

В общем, однажды, когда я пришёл в Ледовый дворец спорта «Крылатское» посмотреть на то, как занимается бильярдом мой брат Егор, я увидел, как катаются конькобежцы. Мысли о том, как бы попасть на одну их полноценных тренировок и попробовать себя в этом виде спорта всё чаще стали посещать мою голову. В итоге папа записал меня на занятие к Тамаре Николаевне Бычковой и так началась моя карьера.

— Чем тебя привлёк этот вид спорта?

— Скоростью. И я хотел попробовать что-то новое. Первая тренировка была для меня входящей. Я даже пришёл не в конькобежной форме, а в спортивных штанах и свитере, и не в конькобежных коньках, а в хоккейных. Покатался. Очень понравилось. 

Тамара Николаевна сразу меня заметила и сказала папе, что в конькобежном спорте я могу чего-то достичь. В итоге, я посетил пару тренировок и… пропал на месяц. Нужно было учиться и хотелось немного от всего отдохнуть, потому что очень сильно устал от хоккея. Возникло желание собраться с мыслями. Даже размышлял – стоит дальше заниматься спортом или поставить упор на учёбу.

В итоге вернулся обратно к Тамаре Николаевне. И она в тот же день отправила меня на занятие к Ирине Владимировне Зайцевой – тренеру, которая является моим наставником и по сей день. Состоялось знакомство со льдом уже в нужной конькобежной форме. Родители тогда её уже купили.

— Насколько сложно было кататься на конькобежных коньках после хоккейных?

— Непросто. Даже сейчас возникают некоторые трудности. Хоккейные коньки очень слабо держат голеностоп, и он вообще не развивается. Когда я встал на конькобежные коньки — «сваливались» стопы. До сих пор немножко заваливаюсь вперед, потому что осталась хоккейная посадка. Примерно четыре месяца я катался, приучая себя к новой технике. Очень много этим занимался под руководством Ирины Владимировны. Она меня периодически ругала, что катаюсь неправильно. Уже в первом сезоне нужен был результат. 

Хоккей дал мне физическую подготовку и понимание того, что нужно уметь ловить каждое слово тренера, что я, конечно же, и делал. 

— Твоё самое памятное выступление?

— Оно было в прошлом сезоне на финале Первенства России, когда я бежал дистанцию 3000 метров, сделал первые три круга – два из них по двадцать девять секунд. Мои родители сидели на трибуне, рассказывали после, что все зрители были в шоке. Мол, как так?.. Какой-то мальчик бежит лучше тридцати участников ещё и на такой длинной дистанции. Тогда я занял 3 место.

Ещё успешно выступил на Спартакиаде в прошлом году. Занял второе место на дистанции 5000 метров, 4 место — на дистанции 3000 метров, в командной гонке — 1 место и в командном спринте — 2 место.

— В какой физической форме находишься сейчас после карантина?

— Стараюсь как можно быстрее набрать нужную форму и буду продолжать и далее работать над техникой.

На карантине я получал от Ирины Владимировны задания и их всегда выполнял. Но когда вышел после карантина, в этот же день поехал на сбор в Коломну, где проходили тренировки под руководством Евгения Алексеевича Лаленкова — было трудно восстановиться. Те нагрузки, которые я получал, занимаясь дома, никак не сравнимы.

У меня есть ещё такая проблема – допустим, тренируюсь на протяжении двух сезонов, не переставая, но стоит пропустить недели две – и всё забывается. Тренеры об этом знают.

— Попадание в сборную что для тебя значит?

— Ожидания были крайне малы, потому что, на мой взгляд, результаты мои были недостаточно хороши для того, чтобы получить приглашение пополнить состав сборной России. Поэтому, когда узнал, воспринял как сон, как какую-то шутку.

Сейчас нахожусь на сборах в Челябинске, которые проводит Евгений Алексеевич Лаленков. В сборной всё по-другому – и занятия ОФП, и на льдуиные нагрузки. В целом, всё классно. Буду, конечно, стараться добиваться результатов. Я ведь хочу стать профессиональным конькобежцем. Смотрю и беру пример с таких спортсменов как: Патрик Руст, Свер Крамер, Данила Семериков. Нравится их катание, бег, техника в целом.

— Как ты воспринял то, что из-за пандемии коронавируса временно закрыли Ледовый дворец «Крылатское»?

— ЛД «Крылатское» — наш второй дом, где знаком каждый метр. Я, как и мой брат, являемся воспитанниками школы «Крылатское». Между прочим, у Егора тоже хорошие успехи. Он – игрок сборной Москвы. Сейчас тренируется в «Мегаспорте» на Ходынке.

В общем, когда я узнал о том, что теперь неизвестно когда откроют наш дворец, очень расстроился. Заниматься там было очень удобно. По моим ощущениям, лёд в других местах — другой. Непривычно было начинать подготовку к сезону не в «Крылатском».

Что касается ОФП, тренироваться будем на Гребном канале. Это место нам хорошо знакомо. Мы там и до коронавируса бегали, катались на роликах и на велосипедах.  В целом, на Гребном тоже хорошие условия. Спасибо руководству, что нашли выход из создавшегося положения.

— Чем, на твой взгляд, сильна школа «Крылатское»?

— Тренерами. Здесь работают лучшие специалисты. И желающих детей заниматься в нашей школе достаточно. И созданы все условия для обучения ребят. Конькобежный спорт развивается с каждым годом. По сравнению с тем временем, когда я начал им увлекаться, он стал более популярным и перспективным. Благодаря, например, таким специалистам как Дмитрий Юрьевич Тыклин. Он — начальник отделения конькобежного спорта «Мегаспорта». Помню, мои первые соревнования, когда увидел его в качестве главного судьи… Я собирался выходить на старт, но забыл надеть повязку. Дмитрий Юрьевич заметил, остановил меня и об этом сказал.

Ещё помню, как он помог перед прошлогодней Спартакиадой, когда сломались лезвия. Из-за чего я вообще мог не поехать на соревнования. Так Дмитрий Юрьевич дал мне свои личные лезвия. И пробежал я хорошо. Занял второе место на дистанции 5000 метров, четвёртое место — на дистанции 3000 метров, в командной гонке — первое и в командном спринте — второе, проиграв всего полсекунды.

— Расскажи, а как ты коротаешь свой досуг?

— Иногда играю с братом в бильярд и много времени трачу на компьютерные игры. Возникла уже некая зависимость. Стараюсь от неё избавиться. Хотя выношу из этого увлечения и что-то полезное. Например, то, что та или иная игра в какой-то степени помогает в конькобежном спорте — развивает реакцию.